Военная история Великая Отечественная война

Вверх
Обстановка к лету
Подготовка обороны
Оборона
Контрнаступление
Орловская операция
Белгор.-Харьковская

 

БИТВА  ПОД  КУРСКОМ

Подготовка советской обороны
в районе Курской дуги и
планирование оборонительных операций

Советское командование своевременно вскрыло замысел врага на летнее наступление в 1943 г., выявило его основные группировки и установило направление главных ударов. Владея стратегической инициативой, оно выбрало преднамеренную оборону с последующим переходом в решительное контрнаступление и создало выгодное соотношение сил.

Было решено измотать и обескровить ударные группировки противника обороной на заранее подготовленных рубежах силами войск Центрального и Воронежского фронтов, после чего пятью фронтами перейти в решительное контрнаступление и разгромить орловскую и белгородско-харьковскую группировки немецких войск.

Подготовка к оборонительным операциям на Курской дуге в отличие от оборонительных операций под Москвой и в битве на Волге проводилось не в ходе отступления советских войск, а при временной стабилизации фронта, в период трехмесячной паузы, наступившей после зимней кампании 1942-1943 г. 3а это время советские войска создали на Курском выступе многополосную и глубоко эшелонированную оборону, особенно сильную на наиболее вероятных направлениях главных ударов противника.

При подготовке обороны на Курском выступе было обращено большое внимание на инженерное оборудование местности. К началу наступления противника было создано восемь оборонительных полос и рубежей на общую глубину 250-300 км. Оборона строилась в соответствии с новой инструкцией по рекогносцировке и строительству оборонительных рубежей, изданной в апреле 1943 г. Эта инструкция официально завершила переход к позиционной траншейной системе обороны, начатый еще в ходе битвы под Москвой. Ротные опорные пункты и батальонные узлы обороны теперь соединялись тремя (иногда двумя) линиями траншей и как бы вписывались в них, что решало проблему маскировки оборонявшихся подразделений и позволяло широко маневрировать в ходе боя вдоль линии фронта.

План летней кампании 1943 г., как и предыдущих кампаний Великой Отечественной войны, разрабатывался коллективно Ставкой Верховного Главнокомандования, Генеральным штабом и военными советами фронтов. В основу этого плана легли выводы, сделанные Военным советом Воронежского фронта из оценки сложившейся обстановки после зимних боев 1942/43 г.

Еще 21 апреля командование Воронежского фронта докладывало в Ставку, что немецкие войска будут стремиться летом 1943 г. двумя ударами по основанию Курского выступа в общем направлении на Курск уничтожить оборонявшиеся там советские войска и взять реванш за поражение в битве на Волге. Для срыва этого замысла предлагалось: «Измотать наступающего противника, заставить его обломать зубы на рубежах заранее подготовленной обороны; а затем, выбрав благоприятный момент, перейти контрнаступление и окончательно разгромить его». Подобный план действий в основном нашел свое отражение и в предложениях Военного совета Центрального фронта.

Оборону под Курском предполагалось провести в 546-километровой полосе двумя взаимодействующими фронтами — Центральным и Воронежским — под общим руководством Ставки Верховного Главнокомандования. В задачу фронтов входило упорной обороной измотать и обескровить ударные группировки противника при их попытках прорваться к Курску и создать условия для перехода в решительное контрнаступление с целью окончательного разгрома врага.

С завершением обороны под Курском предусматривалось перейти в контрнаступление и окончательно разгромить ударные группировки противника, а затем развернуть общее наступление от Великих лук до Таманского полуострова, нанося главный удар на юго-западном направлении.

В составе Центрального и Воронежского фронтов к началу июля было десять общевойсковых, две танковые армии, четыре отдельных танковых и два отдельных стрелковых корпуса, один кавалерийский корпус, две воздушные армии. Количество сил и средств, имевшихся во фронтах, было примерно равно противостоявшим силам противника. Кроме того, в непосредственной близости от Курского выступа Ставка Верховного Главнокомандования расположила крупные стратегические резервы: четыре общевойсковых и одну танковую армии и шесть отдельных корпусов (танковые, механизированные и кавалерийские), объединенные командованием Степного фронта.

Предполагалось, что в полосе обороны Центрального фронта (командующий генерал армии К. К. Рокоссовский, член Военного совета генерал-майор К. Ф. Телегин, начальник штаба генерал-лейтенант М. С. Малинин) противник перейдет в наступление из района южнее Орла на любом из трех следующих направлений: в полосе между железной и шоссейной дорогами Орел – Курск, через Фатеж на Курск, либо восточнее железной дороги в направлении на Малоархангельск. Первое направление считалось наиболее вероятным. Ширина фронта всех этих трех направлений составляла 95 км.

В первом эшелоне на трёх предполагаемых направлениях наступления противника располагались три общевойсковые армии – 48-я, 13-я и 70-я, а на всем остальном 211-километровом фронте – две армии (65-я и 60-я). Наиболее мощная группировка войск была создана в полосе между железной и шоссейной дорогами Орел – Курск, где в 32-километровой полосе заняла оборону 13-я армия под командованием генерал-лейтенанта Н. П. Пухова. Ее оперативное построение было двухэшелонным. В первом эшелоне на главной и второй полосах оборонялись 15-й и 29-й стрелковые корпуса, а во втором эшелоне на армейском и первом фронтовом рубежах обороны – 17-й гвардейский стрелковый корпус. На этих же рубежах располагался и 18-й гвардейский стрелковый корпус, находившийся в резерве командующего фронтом. Общая глубина четырех полос обороны достигала 40-45 км, что значительно превышало глубину обороны советских войск в битвах под Москвой и на Волге.

Во втором эшелоне фронта за 13-й и 70-й армиями располагалась 2-я танковая армия (3-й и 16-й танковые корпуса). Резерв фронта составляли 18-й гвардейский стрелковый, 9-й и 19-й танковые корпуса, кавалерийский корпус и несколько истребительно-противотанковых артиллерийских частей. Второй эшелон и резерв фронта предназначались для нанесения во взаимодействии с общевойсковыми армиями и при поддержке массированных ударов артиллерии и авиации контрударов из глубины обороны.

В полосе обороны Воронежского фронта (командующий генерал армии Н. Ф. Ватутин, член Военного совета генерал-лейтенант Н. С. Хрущев, начальник штаба генерал-лейтенант С. П. Иванов) переход противника в наступление ожидался то же на трех направлениях: из района Белгорода – на Обоянь, из района Белгорода – на Короча и из района Волчанска – на Новый Оскол (50 км восточнее Короча). Ширина фронта этих направлений составляла 114 км. Здесь в первом эшелоне фронта оборонялись 6-я и 7-я гвардейские армии, а на остальном 130-километровом фронте – 38-я и 40-я армии. Во втором эшелоне фронта за 6-й и 7-й гвардейскими армиями на обояньском направлении располагалась 1-я танковая армия (31-й, 6-й танковые и 3-й механизированный корпуса), а на корочанском направлении занимала армейский рубеж обороны 69-я армия. В резерве фронта находились 2-й и 5-й гвардейские танковые и 35-й гвардейский стрелковый корпуса. Танковые корпуса совместно с 1-й танковой армией готовили контрудары, а стрелковый корпус занимал первый фронтовой рубеж обороны на корочанском направлении.

Средний танк Т-34
Средний танк Т-34-85 образца 1943 г.

Для наращивания глубины обороны в районе Курска заблаговременно сосредоточился стратегический резерв Ставки Верховного Главнокомандования – Степной фронт в составе четырех (5-й гвардейской, 27, 53 и 47-й) общевойсковых, 5-й гвардейской танковой, 5-й воздушной армий, двух танковых (4-го гвардейского и 10-го), 1-го гвардейского механизированного и трех (7, 3 и 5-го) гвардейских кавалерийских корпусов (командующий генерал-полковник И. С. Конев, член Военного совета генерал-лейтенант И. З. Сусайков, начальник штаба генерал-лейтенант М. В. Захаров). Фронту было приказано не допустить развития противником наступления в восточном направлении в случае прорыва обороны Центрального или Воронежского фронтов и одновременно подготовиться к нанесению контрударов в направлениях Малоархангельск, Курск и Белгород. Степной фронт предназначался также для наращивания силы удара на решающем направлении при переходе советских войск в контрнаступление.

Вдоль орловского выступа располагались войска левого крыла Западного фронта и Брянский фронт, которые должны были начать наступательные действия на орловском направлении сразу же после срыва наступления врага на Курск с севера.

Для координации боевых действий фронтов в районе Курского выступа туда был направлен член Государственного Комитета Обороны Г. М. Маленков, а также маршалы Советского Союза Г. К. Жуков и А. М. Василевский. В соответствии с планами Ставки представители Верховного Главнокомандования осуществляли общее руководство по подготовке советских войск к отражению наступления врага и переходу в контрнаступление.

Характерным для планирования оборонительных операций на Курском выступе являлась заблаговременная разработка нескольких вариантов действий войск, исходя из вероятных ударов противника, чего не было в оборонительных операциях под Москвой и на Волге. Командование Центрального фронта разработало три варианта, а Воронежского фронта – четыре варианта действий. По плану общевойсковые армии должны были удерживать тактическую зону обороны, а танковые соединения – наносить контрудары. Каждый из вариантов изучался в войсках. У основания Курского выступа в ближайшей оперативной глубине были сосредоточены 2-я и 1-я танковые армии, предназначенные для нанесения контрударов.

Оборона в тактической зоне, которая состояла из двух полос, организовывалась стрелковыми корпусами. Они строили свой боевой порядок в два эшелона: две стрелковые дивизии занимали оборону в главной полосе, а одна дивизия – на второй полосе обороны. Другие элементы боевого порядка в стрелковых корпусах не создавались из-за отсутствия штатных средств, а армейские средства усиления придавались преимущественно стрелковым дивизиям. Только в отдельных случаях создавались танковый и артиллерийско-противотанковый резервы. Ширина полосы обороны стрелкового корпуса достигала 12-18 км, а стрелковой дивизии - 6-9 км.

57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 образца 1943
57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 образца 1943 г.

Боевые порядки стрелковых дивизий состояли, как правило, из двух эшелонов (по два стрелковых полка в первом и по одному полку во втором эшелоне), артиллерийских групп поддержки пехоты, артиллерийско-противотанкового резерва, общего резерва и подвижного отряда заграждения. В некоторых дивизиях создавались еще дивизионные артиллерийские группы дальнего действия.

Стрелковые дивизии, оборонявшиеся на танкоопасных направлениях, усиливались отдельными танковыми бригадами или танковыми полками, а также самоходно-артиллерийскими полками, которые использовались повзводно и поротно в боевых порядках пехоты, усиливая ее в противотанковом от ношении, или входили в состав противотанковых опорных пунктов и районов или оставались в резерве для нанесения контратак. Тактическая плотность танков в среднем составляла 5-7 единиц на 1 км фронта обороны.

Численность артиллерии в обороне под Курском увеличилась в сравнении с битвой под Сталинградом более чем в 3 раза. Это дало возможность еще больше массировать артиллерию на решающих направлениях.

152-мм гаубица образца 1943 г.
152-мм гаубица образца 1943 г.

Так, например, в полосе 13-й армии Центрального фронта сосредоточилось до 50 % всех артиллерийских частей и соединений РВГК, имевшихся в составе фронта, что позволило создать плотность артиллерии в среднем около 50 орудий и минометов на 1 км фронта, а на направлении наступления ударной группировки противника – 92 орудия. Это была самая высокая плотность артиллерии в оборонительных операциях Великой Отечественной войны. Заранее было спланировано дальнее огневое нападение по подходящим колоннам противника, организован подвижный и неподвижный заградительный огонь на танкоопасных направлениях и намечены районы ведения сосредоточенного огня по скоплениям вражеских войск. Значительное количество артиллерии выделялось для ведения огня прямой наводкой и для использования в качестве кочующих орудий.

С целью срыва организованного наступления ударных группировок противника намечалась артиллерийская контрподготовка обоими фронтами.

160-мм миномёт образца 1943 г.
160-мм миномёт образца 1943 г.

Штабы фронтов тщательно планировали авиационное обеспечение оборонительных операций, которое осуществлялось 2, 16 и 17-й воздушными армиями и соединениями авиации дальнего действия, имевшими в общей сложности около 3 тыс. самолетов. Это создавало превосходство в авиации над противником& в 1,5 раза, в том числе в истребителях - в 1,7 раза. Предусматривалось провести во взаимодействии с артиллерией авиационную контрподготовку для нанесения ударов по районам скопления войск противника, командным и наблюдательным пунктам и аэродромам противника. В оборонительной операции авиация должна была наносить мощные бомбовые удары по боевым порядкам наступающих войск противника и поддерживать общевойсковые и танковые соединения в бою.

Управление войсками в оборонительных операциях намечалось осуществлять с командных и наблюдательных пунктов. В армиях они располагались за соединениями, действовавшими на наиболее вероятных направлениях наступления ударных группировок противника. Командные пункты стрелковых корпусов находились в 8-10 км, а наблюдательные пункты – в 2-3 км от переднего края. В стрелковых дивизиях командные пункты располагались в 4-5 км, а наблюдательные пункты – в 1-2 км. Вблизи пунктов управления общевойсковых соединений располагались пункты управления артиллерийских и танковых начальников, что облегчало взаимодействие войск и управление ими в сражении.

Инженерное оборудование обороны под Курском осуществлялось в соответствии со специальной инструкцией Генерального штаба Красной армии по строительству оборонительных рубежей, обобщившей опыт предыдущих операций.

Новым в инженерной подготовке обороны под Курском являлось значительное увеличение глубины построения как тактической, так и оперативной зон обороны. Каждая общевойсковая армия Центрального и Воронежского фронтов создавала по три полосы обороны, две из них – главная и вторая – составляли тактическую зону обороны общей глубиной 16-20 км, а третья – армейскую полосу обороны. Каждая полоса обороны включала широко развитую систему сплошных траншей и ходов сообщения. Каждый фронт в свою очередь строил также по три фронтовых оборонительных рубежа. Глубина обороны фронта достигала 120-130 км, а на решающих направлениях – 150-190 км. Кроме того, в тылу Курского выступа создавались еще два рубежа обороны войсками Степного фронта с помощью местного населения. Таким образом, в районе Курского выступа была создана оборона из восьми полос, эшелонированных на глубину около 300 км.

Наиболее сильно укреплялась главная полоса обороны глубиной 5-6 км. Она состояла из двух-трех позиций, каждая из которых включала несколько линий траншей, отстоявших друг от друга на 150-250 м. Траншеи соединялись между собой ходами сообщений.

Перед передним краем главной полосы обороны и в ее глубине устанавливались проволочные заграждения, надолбы, фугасы, и минные поля; создавалась густая сеть дотов и дзотов, вырывались противотанковые рвы. На ожидаемых направлениях наступления ударных группировок противника приходилось в среднем на 1 км фронта обороны 1,5 тыс. противотанковых и 1,7 тыс. противопехотных мин, что превышало плотность минирования в обороне советских войск под Москвой в 6 раз и в битве на Волге – в 4 раза.

Большое внимание уделялось строительству батальонных районов обороны и противотанковых опорных пунктов. Батальонный район обороны, в который входили ротные и взводные опорные пункты, создавались на участке шириной 2,5 км и глубиной 1-1,5 км. Два-три батальонных района, располагаясь эшелонировано в глубину, составляли полковой участок обороны, ширина которого достигала 4-5 км, а глубина – 3-4 км.

Дальнейшее совершенствование получила противотанковая оборона. Как правило, она объединялась с общевойсковой обороной, составляя ее основу. Противотанковая оборона организовывалась созданием противотанковых опорных пунктов (ПТОП), которые строились в шахматном порядке через каждые 2-2,5 км. В их состав обычно включались три-пять орудий, до пяти противотанковых ружей, два - пять минометов, до взвода саперов и отделение автоматчиков, а иногда и небольшие подразделения танков и самоходно-артиллерийских установок. Несколько ПТОП в полковых участках обороны объединялись в противотанковые районы. Противотанковая оборона строилась на всю глубину тактической зоны, а на решающих участках распространялась и на оперативную зону, достигая глубины 35 км. Противотанковые пункты и районы прикрывались инженерно-минными заграждениями и противотанковыми препятствиями.

Появился новый элемент противотанковой обороны подвижные отряды заграждения (подразделения саперов с запасом противотанковых и противопехотных мин и средствами транспорта для быстрого минирования местности на пути прорвавшегося противника) в составе от саперной роты до инженерного батальона, усиленные автоматчиками. Отряды были полностью моторизованы.

Средняя плотность минирования на наиболее вероятных участках наступления противника на Центральном и Воронежском фронтах достигла 1,5 тыс. противотанковых и 1,7 тыс. противопехотных мин на 1 км фронта, что в 6 раз превышало плотность минирования в обороне под Москвой и в 4 раза - в битве на Волге.

Важнейшим маневренным средством противотанковой обороны были мощные артиллерийско-противотанковые резервы, включавшие подразделения, части и соединения (от батареи противотанковых орудий до истребительно-противотанковой артиллерийской бригады).

Противовоздушную оборону под Курском осуществляли: истребительная авиация фронтов, зенитно-артиллерийские дивизии, отдельные зенитно-артиллерийские полки и дивизионы, а также две истребительные авиационные дивизии ПВО страны. К борьбе с самолетами противника привлекалось большое количество станковых и ручных пулеметов и противотанковых ружей, находившихся в тактической зоне обороны. Их расчеты заранее были обучены ведению огня по наземным и воздушным целям.

Зенитно-артиллерийское прикрытие строилось с расчетом отражения ударов вражеской авиации с любого направления на дальних подступах к прикрываемым войскам и объектам. Предусматривалось также использование зенитной артиллерии для ведения огня прямой наводкой по вражеским танкам. В системе ПВО важное место занимала тщательная маскировка войск и боевых позиций. Создавались ложные районы сосредоточения войск и боевой техники. Была организована широко развитая служба ВНОС, которая обеспечивала быстрое оповещение войск о воздушной опасности.

Совершенствовалось также материально-техническое обеспечение войск. Под Курском впервые в Великой Отечественной войне имелись запасы всех средств снабжения не только для удовлетворения потребностей войск в оборонительной операции, но и для незамедлительного перехода в контрнаступление. Запасы материальных средств создавались в войсках и на складах. Кроме того, выделялся резерв всех видов снабжения для маневрирования ими в ходе операции. Грузы в войска подвозились всеми видами транспорта, но автомобильному транспорту отводилась главная роль. Заранее были отремонтированы дороги, мосты, проложены колонные пути и организовано четкое регулирование движения. Восстановление боевой техники средствами полевого ремонта в ходе боя предусматривалось производить либо в местах их выхода из строя, либо в специальных пунктах сбора аварийных машин (СПАМ), которые намечалось развернуть на всех направлениях действий войск. Корпусные и бригадные СПАМы усиливались ремонтными бригадами из состава армейских ремонтно-восстановительных батальонов для производства средних ремонтов. Все эти мероприятия способствовали быстрому возвращению поврежденной техники в строй, благодаря чему части и соединения сохраняли высокую укомплектованность в течение длительного времени.

В соответствии с планом оборонительной операции проводилась и боевая подготовка войск. На специально оборудованных учебных полях войска обучалась методам ведения боя по отсечению вклинивающихся танков противника от наступающей за ними пехоты и раздельному их уничтожению. Особое внимание в обучении уделялось четкости осуществления взаимодействия всех родов войск, участвовавших в контратаках. По заранее разработанным вариантам плана контрударов производилась тщательная рекогносцировка маршрутов выхода к рубежам развертывания войск. На этих рубежах заблаговременно отрывались и тщательно маскировались окопы, блиндажи и другие сооружения для расположения личного состава, боевой техники, командных и наблюдательных пунктов.

Офицерский состав готовился к операции на командно-штабных учениях, куда привлекались представители всех взаимодействовавших родов войск. На учениях отрабатывались методы управления войсками, способы оказания помощи и поддержки частям и соединениям различных родов войск и порядок проведения взаимной информации по этапам боя и операции.

К началу июля войска Центрального и Воронежского фронтов были полностью готовы к отражению наступления ударных группировок вермахта.

Битва под Курском, продолжавшаяся полтора месяца, включала комплекс оборонительных и наступательных операций, связанных между собой единством цели и замысла, и подразделялась на два периода: оборонительный и контрнаступление.

 

Литература:

История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945, т. 3. М., Воениздат, 1961.

История военного искусства, т. 2. М., Воениздат, 1963.

С. Голиков, Выдающиеся победы Советской армии в Великой Отечественной войне. М., Госполитиздат, 1954.

 

Вверх Обстановка к лету Подготовка обороны Оборона Контрнаступление Орловская операция Белгор.-Харьковская

 

 


Военно-исторические ресурсы
Military History